РИА ОмскИнформ Здоровье
http://health.omskinform.ru/news/4115

Михаил МУРАСОВ: «Мы увидели, что самолет упал, и предложили помощь пострадавшим»

Претендент на премию «Народный герой» врач анестезиолог-реаниматолог рассказывает о своей работе и о подвиге, который таковым не считает.

В преддверии Дня медика, который отмечается 17 июня, мы встретились с претендентом на региональную премию «Народный герой», заведующим отделением реанимации роддома № 6, врачом – анестезиологом-реаниматологом Михаилом Мурасовым. В июле прошлого года он стал сначала очевидцем авиакатастрофы, а затем участником спасательной операции.

– Михаил Владимирович, расскажите, как это было?

– Летом 2017 года мы с супругой отдыхали на Байкале, на острове Ольхон. Был последний день нашего отпуска. Вечером мы сходили в поселок Хужир и возвращались обратно в гостиницу по береговой линии. Над нами летал небольшой самолет – один из тех, которые катают здесь туристов. Вдруг в полете у него заглох двигатель. Сначала мы подумали, что это пилот сделал сознательно, вроде как туристов развлекает. Самолет скрылся за холмом, казалось, что он двигатель запустит и опять вылетит, а он не вылетает. Стало интересно, поднялись на холм и увидели, что самолет упал прямо в воду. Когда мы подошли, людей уже вытащили на берег. Моя жена тоже врач, пульмонолог, поэтому мы вместе предложили свою помощь. Всего в этом самолете находилось четыре пассажира. У двоих были незначительные ушибы и ссадины, еще двое получили серьезные травмы. Один был с переломом позвоночника без повреждения спинного мозга, второй – с переломом челюсти, носа и ЧМТ. Так как самолет упал в ледяную воду, они еще получили переохлаждение. Пострадавших обогрели, стабилизировали переломы, провели обезболивание, инфузионную терапию и договорились по поводу эвакуации в районную больницу. Когда ситуация была стабилизирована, мы снова отправились в гостиницу.

– О Вашем подвиге написали многие иркутские СМИ.

– Никто бы не узнал. Просто в этом же поселке по стечению обстоятельств оказался первый заместитель губернатора Иркутской области. С его подачи журналисты на нас и вышли. И никакой это не подвиг, я каждый день занимаюсь этим. Просто в отпуске как будто на несколько часов вышел на работу.

– Сколько лет Вы в профессии?

– Уже 12 лет. После окончания Омской медицинской академии в 2006 году я устроился в многопрофильную больницу №1 имени А.Н. Кабанова, где проработал 9 лет, причем уже с 2007 года – анестезиологом-реаниматологом сначала в отделении реанимации и интенсивной терапии №1, потом в отделении нейротравматологической реанимации. С 2016 года назначен заведующим отделением реанимации в роддом № 6.

– Почему выбрали медицину?

– Я из врачебной семьи: отец – хирург, мать – терапевт, решил идти по стопам родителей. Когда я делал свой выбор, шли голодные 90-е, бюджетникам месяцами не платили зарплату. Отец советовал мне идти на юриста, но я с детства упрямый и своенравный, подумал, что лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном, и выбрал медицину.

– Жалеете?

– Всякое бывало. Было бы ложью сказать, что ни разу не усомнился в правильности выбранного мною пути.

–С чем это связано?

– Анестезиология-реаниматология требует значительных вложений моральных и физических сил. Это достаточно тяжелая профессия. И когда все-таки люди умирают, а врачам нашей специальности случается сталкиваться с этим чаще, чем другим, это, мягко говоря, непросто. Плюс сейчас усилилось давление на врачей со стороны СМИ, Следственного комитета и прокуратуры и как результат – общества в целом. Из всех обращений в Следственный комитет по врачебным ошибкам до суда доходит всего около 3 %. Это говорит о том, что 97 % пишут необоснованно. Но каждое письмо отнимает время врачей, треплет им нервы и отвлекает от работы. Негатив вокруг нас накапливается, хотя, положа руку на сердце, никто сознательно не будет причинять вред пациенту, таких злодеев среди нас нет.

– Какой в идеале Вы видите медицину?

– Сейчас медицина находится в процессе переходного периода. Только говорится, что все бесплатно, а на самом деле по-другому. Нам выделяется определенное количество денег и на расходные материалы, и на лекарства, и на зарплату, а люди думают, что это какой-то бездонный колодец, и только требуют. Западная система страховой медицины мне представляется более сбалансированной, особенно американская. Все к этому и идет. То есть страховку платит пациент из своего кармана, понимая, чего он хочет, поэтому относится более внимательно к своему здоровью. А у наших людей потребительский менталитет. Простой пример: скорая помощь просто тонет в необоснованных вызовах, и это все абсолютно никак не регулируется и никак не наказывается. В США за необоснованный вызов скорой огромный счет выкатят.

– Как удается справляться с эмоциональным выгоранием, где находите отдушину?

– В семье. Раньше занимался спортом: плаванием, борьбой, боксом, сейчас просто в спортзал хожу. Спорт помогает переносить все проще, становишься более стрессоустойчив.

– На Ваш взгляд, чудо бывает?

– Бывают удивительные случаи, но чудо это или результат совместной длительной работы врачей, сказать сложно. 

– О чем мечтаете?

– Я хочу жить как американский врач, но в своей стране. Достойно зарабатывать, пользоваться уважением, растить детей. А приключений мне хватает по работе.

– Спасибо! 

Наталья Чебакова.