РИА ОмскИнформ Здоровье
https://health.omskinform.ru/news/2978

К кому омская «скорая» приедет быстрее?

Мы попробовали выяснить, по какому принципу определяется важность вызова и можно ли дождаться бригаду скорой помощи человеку, лежащему на улице.

Случай на улице

Было это в конце января, стояли сильные морозы. Вечером моя коллега Светлана Беседина возвращалась с работы, шла по вытоптанной между домами тропинке. Прямо на дорожке лежал мужчина средних лет. Видно было, что упал он не только что – люди обходили несчастного, и вокруг его тела уже образовалась аккуратная петля.

Светлана машинально сделала шаг в сторону, но вдруг вернулась.

«Может, пьяный», – подумала она и невольно потянула носом. Запаха алкоголя не было.

– Мужчина, вам плохо? – нерешительно спросила женщина.

– Да, вызовите «скорую», – попросил он.

Минут двадцать они ждали помощи, но «скорой» не было. Мужчина, который поначалу лежал тихо, вдруг начал громко стонать и корчиться от боли.

– Люди проходили мимо, и никому не было до нас дела, – вспоминает она. – Никто не остановился, не спросил, чем помочь. Мужчине стало хуже, он начал меня умолять, чтобы я никуда не уходила и не бросала его. А я его даже приподнять его не могла, он очень крупный. К тому же я начала сильно замерзать, поэтому стала кричать о помощи.

Откликнулась на зов семейная пара – подошли, стали расспрашивать. Они предложили позвать полицейских и побежали в участковый пункт, который был неподалеку.

– Полицейская машина приехала быстро, а к тому времени мы уже около 40 минут ждали «скорую», – рассказывает Светлана. – Я стала объяснять полицейским, что произошло. А они говорят, что на такие вызовы медики обычно не торопятся. Меня это сильно возмутило: почему? Чем человек, которому стало плохо на улице, отличается от человека, который вызвал «скорую» на дом? Тем более на улице минус 25.

Медиков женщина так и не дождалась. Полицейские, увидев, что Светлану всю трясет от холода, отпустили ее домой. Позже мы узнали, что сотрудники правоохранительных органов все-таки передали мужчину в руки фельдшеров, которые доставили несчастного в БСМП № 1.

Ребенок с температурой

Скорее всего, длительное ожидание «скорой» было связано с разраставшейся эпидемией гриппа. В конце января эпидпорог по заболеваемости перевалил за 63%, и даже дома «скорую» было не дождаться. Вот, например, такое письмо прислала наша читательница.

«Вечером 3 февраля у моего ребенка поднялась температура – 39,9. Вызвали скорую помощь, прождали три часа, – рассказывает Наталья П. – За это время всеми способами, которые только возможны, сбивали температуру, и через два часа она упала до 38,7. Измучившийся ребенок уснул. Еще через час температура упала до 38,3. Позвонили в «Скорую»: мол, вызывали – вы где? А они говорят: «К вам бригада еще не выехала». Мы вызов отменили, потому что при такой температуре они все равно укол не ставят, а утром вызвали участкового врача. Женщина, дежурившая на пульте, правда, извинилась, сказала: «Если ребенку будет хуже, звоните – может, ночью вызовов будет поменьше».

Омичи, напуганные вирусом так называемого свиного гриппа, даже при незначительной температуре вызывали «скорую». Только за одни сутки на пульт диспетчера поступало по 1750 вызовов, тогда как в обычное время их число достигает 1000. В минздраве рассказывали, что мамочки сами привозили в инфекционную больницу детей и требовали положить их на обследование. Всех охватило какое-то паническое сумасшествие.

Понятно, что при росте количества звонков почти в два раза приехать ко всем в течение 20 минут, как положено по нормативам, «скорая» была просто не в состоянии. И мы ни в коем случае не хотим обвинять ее сотрудников, работавших в режиме аврала. Просто решили выяснить, кому из позвонивших на «03» отдается приоритет и почему на уличные случаи, по словам полицейских, «скорая» вообще не торопится?

Комментарии сотрудников «Скорой»

-– Приоритет определяется приказом Министерства здравоохранения РФ № 388н «Об утверждении порядка оказания скорой медицинской помощи», – пояснила заведующая оперативным отделом станции скорой медицинской помощи Светлана Чернозубова. – В нем четко указано, что вызовы «скорой» должны делиться на две категории: экстренные и неотложные. К экстренным относятся вызовы, где есть какая-то угроза жизни пациента, то есть нарушение сознания, дыхания, сердечной деятельности, кровотечение, роды и так далее. Среди них, естественно, тоже есть приоритеты: например, к звонившему на улице бригада отправляется в первую очередь, домой – во вторую. Следующие вызовы – неотложного характера, где нет угрозы жизни. И здесь тоже есть своя очередность: например, высокая температура относится к вызову седьмой срочности, а температура, которая сопровождается судорогами, – уже ко второй. От возраста тоже зависит: к ребенку до трех лет с температурой 39,9 «скорая» приедет быстрее, чем к ребенку старше этого возраста.

По словам Светланы Чернозубовой, в конце января – начале февраля количество вызовов «скорой» увеличилось почти вдвое. Только с высокой температурой (39-40 градусов) их было по 50-100 в сутки. Какой тут может быть приоритет, когда у всех одинаковые симптомы?!

– Наша задача была, чтобы бригады работали быстрее, а для этого мы старались ориентироваться по месту их нахождения – какой вызов к ним ближе, куда они приедут быстрее. Вызовы поступали в основном днем и вечером, а обслуживали мы их до самого утра. А по поводу человека на улице: бригада могла и в пробке застрять, но сказать, что мы не торопимся... Такого нет. Вызовы на улице мы всегда обслуживаем в первую очередь, – сказала она.

Заведующий Центральной подстанцией Омской станции скорой медицинской помощи Андрей Хлопков тоже считает, что задержка бригады медиков к пациенту на улице была вызвана исключительно огромным количеством вызовов и ничем другим.

– Рекламу гриппу сделали колоссальную. Но не было такого количества смертей и осложнений от гриппа, как рассказывали на центральных каналах. В это время только на моей подстанции среднее количество вызовов доходило до 300 в сутки – люди звонили при малейших признаках кашля. В среднем на обслуживание одного вызова, учитывая выезд, осмотр и госпитализацию пациента, уходит час. А теперь посчитайте: 30 вызовов на одного врача, а в сутках всего 24 часа. Работали, как на войне. Сами на больничный не шли, хотя с ног валились. Я могу объяснить, почему не приехала бригада к ребенку, – потому что все были на вызовах. Что касается случая с мужчиной, то Бог судья этим полицейским. Для «скорой» срочность в общественном месте независимо от ситуации – практически всегда номер один, – пояснил врач.

Не знаю, как вас, но меня больше всего в этой истории задело людское равнодушие: лежал человек на дорожке, а его все обходили. Но ведь могли хотя бы отнести в теплое место, оказать первую помощь, дать стакан воды, в конце концов.

Эпидемию гриппа, можно сказать, пережили, а черствости – увы, нет. И ни одна «скорая» в мире нам в этом не поможет.

Наталья Чебакова