РИА ОмскИнформ Здоровье
https://health.omskinform.ru/news/4235

Алексей РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: «Быть ректором больше двух сроков не к лицу»

По мнению кандидата на пост главы Омского медвуза, вечный ректор – это застой, в котором находится университет сегодня. Люди хотят перемен.  

26 октября пройдут долгожданные выборы ректора Омского государственного медицинского университета. На это место претендуют два кандидата, программы которых получили одобрение федерального Минздрава. Мария Ливзан – на сегодняшний день исполняет обязанности ректора, выдвинута ученым советом вуза, и Алексей Рождественский – заведующий кафедрой неврологии ПДО, самовыдвиженец. Кто победит – стабильность или перемены? Об этом говорить пока рано. А вот пообщаться с самовыдвиженцем очень захотелось.

– Алексей Сергеевич, поясните, каким образом происходит голосование?

– Есть определенная система, сложившаяся в вузе за его историю. Коллектив у нас большой – 174 структурных подразделения и более 5 тысяч студентов, поэтому от каждого структурного подразделения выбираются делегаты. Далее на общем собрании числом около 250–270 человек происходит голосование.

– Как Вы оцениваете свои шансы?

– Думаю, они есть. Несмотря на то что старая команда вуза включилась за второго кандидата. Уже известны такие примеры – в этом году в Приморье, в Орловской губернии, где уже был назначен врио ректора и весь административный ресурс поддерживал его, а народ проголосовал за другого кандидата. Борьба – нормальный выборный процесс, но она должна быть честной. Впервые за 20 лет мы имеем возможность реальных выборов нашего руководителя.

Говорят, у Вас есть «мохнатая лапа» в областном Минздраве или даже в Москве?

– На самом деле, у людей два мнения. Первое – ректора не из кого выбирать, потому что кандидат Рождественский неизвестный. Проректора и исполняющего обязанности ректора знают гораздо лучше, чем заведующего кафедрой факультета усовершенствования врачей. Для того чтобы меня узнали, должны быть организованы встречи с коллегами, на которых они вносят свои пожелания, смотрят, как я реагирую на их наказы, что отвечаю. Это не просто чей-то каприз, это реальная вещь, которая необходима для обеспечения выборов, народовластия. Минус в том, что у меня мало времени, чтобы встречаться с коллективом, потому что ученый совет под влиянием президента вуза Александра Ивановича Новикова не счел актуальным мое предложение по срокам предвыборной кампании, проведения встреч.

Второе мнение, которое звучит из уст профессоров, что я марионетка в руках Минздрава, как регионального, так и федерального, и меня хотят протащить на этот пост. Мои коллеги уверены, что перед голосованием появится представитель власти и скажет, что поддерживает такого-то кандидата. Поэтому люди скептически настроены к выборам, не верят, что они будут реальными. Однако, как мне стало известно, Андрей Евгеньевич Стороженко не планирует посещать наше заседание, а также делегировать кого-либо с целью надавить на выбор нашего коллектива. Эта равноудаленная от обоих кандидатов позиция очень мудрая, грамотная, демократичная. Я благодарю министра за это, считаю, что он заинтересован в сильном университете, работающем на благо региона.

А теперь отвечаю на ваш вопрос: мохнатой лапы у меня нет, хотя Вероника Игоревна Скворцова – консультант моей докторской, под ее руководством я работал 4 года, защищался в Москве. Мне известен стиль ее отношения, личные преференции исключались всегда. Думаю, что сейчас всем это становится понятно.

– Спасибо! И тем не менее такие встречи проходят. Чего хотят сами преподаватели и студенты?

– Проходят, и очень плодотворно. Моя программа доступна на сайте ОмГМУ. После встреч с коллегами и студентами у меня появились некие существенные дополнения к программе. Во-первых, я выступаю за то, чтобы внести в устав изменение по ограничению пребывания на посту ректора до двух сроков, сейчас этот срок не ограничен. Человеку не к лицу быть ректором более двух сроков подряд, потому что вечный ректор – это застой. Люди «наелись» этим за последние 20 лет. Во-вторых, у сотрудников вуза возникло очень большое количество претензий к работе нашего управления, поэтому реорганизация или оптимизация работы учебного управления в частности должна стать одним из первых по актуальности решений будущего ректора. Это мнение коллектива. Третья позиция касается студентов – основных жителей нашего университета. В вузе нет нормальных условий для того, чтобы с комфортом провести время между занятиями, нет возможности банально подзарядить телефон, нет Wi-Fi. И это во времена высоких технологий и скоростного интернета! Также студенты просят ввести обратную связь с преподавателями, одно время она в вузе существовала, а сейчас сошла на нет. Много вопросов касаются работы медицинского колледжа. Нужно понять сложности, которые там существуют, в том числе с финансами – очень острый и запутанный вопрос.

– В нашем прошлом интервью Вы рассказали о тусклых глазах студентов. В комментариях к нему выпускники медвуза пожаловались на несовершенство программы обучения. Вы намерены как-то это менять?

– Да не программа бесит студентов, а то статистическое бездумное отношение, которое наше учебное управление демонстрирует. То, насколько буквоедски выполняется та программа, которая никогда не требовала сверхмерной пунктуальности и удушения. В медвузе всегда было сложно учиться, но никогда над студентами не издевались, никогда не обманывали своими обещаниями, никогда не унижали их. Так не должно быть.

 – Вы коренной омич, Вам не обидно, что столько молодых людей уезжают из Омска, в том числе подающие большие надежды врачи?

– Это неудивительно. Почему я и хочу что-то поменять в Омском вузе, чтобы было где учиться нашим детям. У меня один сын уже окончил медуниверситет, другой учится на четвертом курсе. Но у меня есть еще двое сыновей, которые заявляют о том, что хотят стать врачами. А я вижу, что с такой тенденцией через 10 лет вуз вообще может перестать быть конкурентоспособным.

– То есть у Вас есть личная заинтересованность?

– Безусловно. Три года назад в моей большой семье был рекорд – восемь ее членов учились в ОмГМУ. Нас много, и мы хотим здесь остаться.

– Вы из известной врачебной династии. Это помогает в жизни или, наоборот, усложняет ее?

– Как усложняет, так и облегчает, наверное. Сложнее доказывать, что ты тоже что-то значишь, и подниматься вверх через общественное отношение. А с другой стороны, ты постоянно находишься в медицинской среде, слышишь медицинскую терминологию и уже не представляешь для себя чего-то другого. Гиппократ тоже не в первом поколении был врачом. Наверное, медицина – это семейное дело, считаю, что да, это искусство, и здесь ничего нет оригинального. В Омске очень много медицинских династий, и я бы не хотел, чтобы о нас говорили, как о чем-то исключительном.

– Судя по Вашей биографии, Вы постоянно учитесь. Что это, неуемная жажда знаний или требование нынешнего времени?

– Врач обязан постоянно учиться, у нас сейчас даже образование последипломное называется непрерывным медицинским образованием. Я преподаю, работаю практическим врачом и нахожу возможность учиться. Я думаю, что так делает каждый доктор. Чтобы не отстать, нужно все время бежать.

– Кто и омских врачей, кроме отца и брата, является для Вас авторитетом?

– Из организаторов здравоохранения это Юрий Викторович Шаповалов. Мне очень нравится, как работает Александр Витальевич Выходцев. Из хирургов я назову тех, с которыми я сегодня работаю, – это врач Западно-Сибирского медицинского центра ФМБА России Подольский Евгений Николаевич, директор там уникальный – Владимир Юрьевич Шутов, Вадим Анатольевич Цветаев из онкодиспансера. Мощный организатор, при этом прекрасный хирург, первый замминистра Омской области Дмитрий Михайлович Вьюшков. Практический хирург, заведующий кафедрой, преподаватель вуза Евгений Николаевич Деговцов. Из детских врачей – Николай Васильевич Соботюк, Галина Петровна Правдухина. Вообще это неисчисляемое количество людей, я боюсь просто-напросто кого-то задеть, не назвав.

– А коллеги-врачи Вас поддерживают?

– Медицинская общественность Омской области, и я это официально заявляю, требует перемен в нашем вузе. Эти люди не получат возможности голосовать, так как они не сотрудники университета, но они наши выпускники. Прежняя власть засиделась, должно быть обновление – их мнение.

– Что Вы вкладываете в понятие «семья»? Это очень важно, ведь коллектив – это тоже своего рода семья?

– В семье главное любовь, а любовь умеет прощать и вместе, поддерживая и помогая друг другу, двигаться вперед.

– В вузе есть люди, готовые Вам помогать?

– Думаю, их много. Каждый, кто готов к переменам и кто понимает, что эти перемены зависят ни от федерального и областного Минздрава, ни от Скворцовой и Стороженко, а только от нас. Каждый, кто заинтересован в том, чтобы вуз вытащил себя за шкирку из этой ямы, в которой окажется.

– Алексей Сергеевич, ответьте на вопросы, которые помогут лучше узнать Вас? Сколько лет Вы в профессии?

– Когда я пошел работать санитаром, мне было 11 лет, мне даже не могли оформить трудовую книжку. Сейчас мне 44, значит 33-й год в профессии.

– Сколько у Вас детей?

– У меня одна жена и пятеро детей – у нас четыре сыночка и лапочка дочка. Жена, кстати, тоже врач, мы с ней на одном курсе учились.

– Вредные привычки есть?

– Я не курю и не пью, если Вы об этом. А вообще, моя вредная привычка – это болезнь хоккеем.

– Любимое изречение?

– Gutta cavat lapidem non vi, sed saepe cadendo – «капля долбит камень не силой, а частым падением». Это латинское изречение. А еще мне близко суворовское – «глазомер, быстрота и натиск».

– Качества, которые не приемлете в людях?

– Я не готов судить человека, на это есть Бог. Стараюсь не акцентировать внимание на плохом, важно увидеть в человеке что-то хорошее.

– Что Вы сейчас читаете?

– Федора Михайловича Достоевского «Записки из мертвого дома».

– Ваши увлечения?

– Горные лыжи, немного рыбалки, люблю путешествовать на машине.

– В чем Ваше преимущество перед другим кандидатом?

– Я не боюсь двигаться вперед иногда вопреки общественному мнению, не боюсь тех оценок, которые мне дают люди, потому что, мне кажется, сила в правде, а не в человеческой оценке.

Наталья Чебакова