РИА ОмскИнформ Здоровье
https://health.omskinform.ru/news/4364

Виктор КОСЕНОК: «В каждой пятой семье есть онкобольной»

Известный омский врач, профессор, академик АМТН РФ называет основную причину развития рака и предлагает сделать диспансеризацию тотальной.

С начала 2019 года стартовал национальный проект «Онкология». В планах государства вложить колоссальные средства в это направление. По словам министра здравоохранения России Вероники Скворцовой, онкология станет самым затратным направлением, потому что планируется внедрение новых клинических рекомендаций и ядерной медицины. Из федерального бюджета на него будут выделены около 1 триллиона рублей. Ожидаемый результат – снижение показателей смертности от онкозаболеваний в России на 8 %.

Насколько реально решение столь амбициозных задач? Можно ли сократить смертность от злокачественных новообразований, более того, поднять на новый уровень качество жизни пациентов, перенесших онкозаболевание? Обо всем этом мы беседуем с заведующим кафедрой онкологии и лучевой терапии Омского государственного медицинского университета, доктором медицинских наук, профессором, академиком АМТН РФ Виктором Косенком.

ДОСЬЕ: В.К. Косенок. Специализация – торакальная онкология и хирургия. Общий стаж работы в медицине – 40 лет, в торакальной хирургии и онкологии – более 30 лет. Удостоен почетных званий: отличник здравоохранения РФ и заслуженный врач РФ. Является председателем Омского областного общества онкологов, главным внештатным экспертом-онкологом Омской области. Действительный член французского общества кардиоторакальных хирургов. В сентябре 2018 года был приглашен для участия в парламентских чтениях в ГД РФ по национальному проекту «Онкология».

– Виктор Константинович, почему из запланированных в нацпроекте «Здравоохранение» направлений «Онкология» стала приоритетным и самым финансовоемким?

– Действительно в бюджете на здравоохранение на 2019–2024 годы самая значительная часть средств – 63 %, а это 965 миллиардов рублей, заложена на онкологию. Цель этого проекта определена как выполнение комплексных мер, направленных на снижение общей смертности от онкологии, включая людей трудоспособного возраста, повышения доступности и качества медицинской помощи, а также на профилактику злокачественных новообразований (ЗНО) и снижение уровня инвалидизации. По статистике сегодня в каждой пятой российской семье есть онкобольной. У каждого человека имеются протоонкогены, которые находятся в спокойном состоянии и не вызывают мутацию нормальных генов. Иммунная система постоянно контролирует это состояние равновесия и препятствует множественным мутациям генов, а их достаточно всего 4–5, чтобы запустить необратимый онкологический процесс. Возникает вопрос, что первично в механизме канцерогенеза, мутация генов или сбой работы иммунной системы. Ученые Франции и Великобритании, проведя скрупулезный анализ более 2 млн случаев рака, доказали, что главной пусковой причиной возникновения злокачественных новообразований является не мутация генов, как предполагалось раньше, а ослабление иммунных сил организма.

Современная жизнь неспокойная, на человека обрушивается масса как психологических, так и физических стрессов, воздействуют многочисленные вредные факторы внешней среды. С годами организм человека стареет, появляются хронические заболевания, это все вместе приводит к тяжелой депрессии, возникает сбой эффективной работы иммунной системы, запускается пусковой момент рака. Таким образом, старение защитной и контролирующей функции иммунной системы играет главенствующую роль в развитии онкопроцессов. Кроме того, по данным ВОЗ, ежегодно в мире наблюдается рост числа потенциально предотвратимых случаев злокачественных новообразований, связанных с неправильным питанием, табакокурением, инфекцией, снижением физической активности, ожирением и чрезмерным ультрафиолетовым излучением.

Сегодня говорить о снижении случаев онкозаболеваемости некорректно. Практически во всех странах – развитых и не очень – количество заболевших злокачественными новообразованиями увеличивается. Если в 2010 году онкобольных в мире было около 14 миллионов человек, то к 2020 году число заболевших приблизится к 20 миллионам, из них больше половины погибнет. Это настоящая катастрофа для человечества. Выход видится в разработке высокоэффективных скрининговых программ, позволяющих выявлять рак на доклинических стадиях развития, а также в формировании групп риска по раку, повсеместном использовании всего спектра методик ранней диагностики рака и своевременного столь же эффективного лечения, позволяющего человеку жить полноценно.

– Какие методики нацелены на раннее выявление новообразований, и нужно ли внедрять их в программу диспансеризации?

– В первую очередь необходимо вернуться к тотальной диспансеризации, когда каждый россиянин будет по плану проходить обязательные медицинские обследования. Не стоит пренебрегать этим инструментом, ссылаясь на «примитивность» включенных в диспансеризацию исследований, при необходимости врач дополнит список необходимого обследования. Вероятность выявления патологий на ранних стадиях при прохождении диспансеризации высока.

Кроме того, необходимо значительно расширить охват населения существующими эффективными скрининговыми программами. Особенно это касается групп риска. Сегодня можно смело заявлять, что анализ крови на ПСА (простат-специфический антиген) у мужчин, специальное исследование мазка из шейки матки у женщин, маммография и анализ кала на скрытую кровь позволяют на ранних стадиях выявлять ЗНО. Задача ученых – создать новые эффективные маркеры по обнаружению скрытых онкопроцессов разных нозологических форм. Онкология – это мультидисциплинарная проблема, поэтому для ее решения необходимо привлечение большой армии специалистов, состоящей из биологов, генетиков, химиков, физиков, инженеров, программистов и, естественно, врачей всех специальностей. Эта деятельность должна быть постоянной и системной. Необходимо, чтобы диагностические исследования онкологических больных были включены в список госгарантий, т.е. были бесплатны для пациента.  В этой работе важно соблюдение принципа: «каждому больному должно быть доступно все». 

– Что-то уже делается в этом направлении?

– В рамках национального проекта создаются центры амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП). В нашем регионе их будет четыре: 3 в Омске и 1 в Таре.  В центрах будет оказываться консультативная, диагностическая и лечебная помощь, включающая различные виды противоопухолевой лекарственной терапии и восстановительного лечения. Работа предстоит сложная, но, думаю, общими усилиями мы ее осилим. Оптимизм внушает и тот факт, что министр здравоохранения региона – онколог, хорошо знающий все тонкости эффективного планирования стратегии развития данного направления.

– Какова ситуация с онкозаболеваемостью в Омском регионе? Есть ли особенности?

– Особых отличий нет. Как и в российской структуре, большинство случаев приходится на рак кожи, молочных желез, легкого, крови и лимфы, желудка. Болеют чаще женщины. Не могу не отметить, тем более что я торакальный хирург, что сейчас появилась тенденция роста заболеваемости раком легких у женщин. Это прослеживается не только в регионе, но и в России, и за рубежом. Наши коллеги из Страсбурга провели ряд исследований, демонстрирующих, что тенденция роста рака легких у женщин обусловлена курением «легких» сигарет.

– Сегодня остро стоит вопрос о дефиците кадров в здравоохранении. В онкологии есть такая проблема?

– Да, это, пожалуй, самая большая проблема для нашего региона. Есть рабочие места, есть в наличии современное оборудование, но остро ощущается нехватка кадров. На подготовку онколога необходимо затратить два года. Поэтому в рамках нацпроекта «Онкология» увеличен прием в ординатуру по нашей специальности на бюджетной основе. Так, в этом году на кафедре онкологии и лучевой терапии ОмГМУ на бюджетной основе будут обучаться 9 ординаторов – выпускников вуза. На сегодняшний день более 100 врачей получили знания на нашей кафедре, сертификат онколога и теперь успешно работают в Омске, в России и даже за рубежом. Колоссальный вклад в подготовку этих специалистов внесли врачи Омского онкологического диспансера, за это я им очень благодарен.

В России сложилась практика, когда диагностикой онкозаболеваний занимается первичное звено. Поэтому важна системная подготовка врачей всех специальностей: терапевтов, хирургов, педиатров, дерматологов, стоматологов и др. специалистов. Медики, в том числе и фельдшерская служба, должны владеть знаниями о группах онкологического риска, об онконастороженности, уметь выявлять предраковые состояния и своевременно их лечить. Задача медицинского вуза – предоставить такие знания студентам, научить их клинически мыслить.

– Такие понятия, как «медицинский стандарт» и «клиническое мышление», в принципе, сопоставимы?

– Это разные понятия. Медицинский стандарт – утвержденная Минздравом совокупность мероприятий, обязательных для исполнения учреждением здравоохранения, работающим по программе реализации госгарантий. Клиническое мышление – способность собирать информацию о больном, анализировать ее, проводить медицинскую диагностику, планировать лечебно-профилактические мероприятия, подчас нестандартные. Мы учим студентов тщательно собирать анамнез, проводить осмотр. Рутинные методы диагностики: пальпация, перкуссия, аускультация позволяют врачу увидеть то, что не покажут дополнительные исследования: УЗИ, томография и т. д. Ультрасовременные исследования не выявят повышенного потоотделения, бледности или покраснения кожных покровов, повышенной утомляемости и т. д. А эти признаки весьма информативны при постановке диагноза. Идеальный врач должен совмещать в себе способность клинически мыслить и правильно использовать технические возможности.

– Вы – выходец новаторской хирургической школы профессора А. Н. Кабанова. Он всегда стремился к поиску новых хирургических методик. Продолжается ли эта традиция сегодня?

– Профессор Кабанов – мой учитель, он стремился активно применять технические достижения в хирургии. Криохирургия, ультразвук, плазма, лазер – все это активно внедрялось в хирургическую практику. Помнится, как осторожно мы начинали применять эндоскопические методы. Сегодня 20 % операций в Омском онкологическом диспансере проводятся эндоскопически, через точечные разрезы. Для удаления небольших (до 2,5 см) метастатических опухолей и первичного рака мы применяем метод радиочастотной термоабляции, который позволяет сжигать опухолевые клетки посредством создания высокой температуры в очаге новообразования. Эта методика осуществляется без разрезов кожи, через проколы. Совместно с НПО «Метромед» разработана линейка аппаратуры для восстановительной терапии в онкологии, а также аппаратный комплекс «Онкодест-ММ» для лечения онкообразований посредством воздействия на опухолевые клетки ультразвука и озона, который уже получил разрешение Росздравнадзора и в ближайшее время будет использоваться в клинике. С классическим университетом разработана методика диагностики онкологических заболеваний по составу смешанной слюны человека – методика SaliTest. Методика предназначена для ранней диагностики злокачественных новообразований следующих локализаций: легкого, молочной железы, предстательной, щитовидной железы, желудка, пищевода, шейки и тела матки, яичников, мочевого пузыря, почек, а также колоректального рака.

– Вы являетесь одним из инициаторов создания русско-французского инновационного онкологического центра. Его работа будет продолжена в рамках нацпроекта?

– Обязательно. Рак – проблема глобальная, которую нужно решать медицинскому сообществу всего мира. Обмениваться опытом, делиться знаниями, вместе обсуждать результаты. На сегодняшний день более 50 врачей омского онкодиспансера прошли стажировку во Франции, в Страсбурге. Они первые в регионе освоили новые методики (цементопластика, радиочастотная термоабляция) и внедрили их в нашей клинике. Студенты из стран Европы, Азии, Латинской Америки проходят стажировку на базе Омского онкологического диспансера. Мы проводим ежегодные конференции, где обмениваемся опытом, обсуждаем новые возможности эффективного лечения. Думаю, такое сотрудничество очень ценно для всех участвующих сторон и открывает новые возможности.

– Если бы вам поручили составить план действий в рамках нацпроекта «Онкология», что бы вы сделали в первую очередь?

– Во-первых, проанализировал бы «болевые точки» онкологии (куда в первую очередь необходимо направить усилия и средства). Во-вторых, собрал бы команду профессионалов, имеющих колоссальный опыт в онкологии, и с ними принимал решения по первоочередным действиям и стратегическим направлениям. В-третьих, объединил бы ученых наших региональных университетов по разработке новых диагностических тестов и скрининговых программ для онкологии. И последнее, сделал бы обязательным проведение региональных конференций по подведению промежуточных итогов работы с целью анализа и своевременной корректировки действий в рамках выполнения индикаторных показателей нацпроекта.

– Удачи, и пусть все получится!

– Спасибо!

Евгения Ларионова